Об истории и традициях праздника Крещения Господня рассказывает Президентская библиотека

19 января православные христиане отмечают Крещение Господне, вспоминая о знаковом событии – дне, когда Иисус Христос был крещён.

Об истоках этого важнейшего, двунадесятого праздника в книге «Праздники Господни» (1893) размышляет профессор Константин Победоносцев, обер-прокурор Святейшего Синода, в историческом здании которого сейчас располагается Президентская библиотека: «Странная молва разнеслась по земле иудейской. Стали говорить, что в пустыне Иорданской появился человек Божий – живёт уединённо в подвижничестве, дому не имеет, одет в верблюжью шкуру с кожаным поясом, питается тем, что даёт ему пустыня, и всех, кого встречает, зовёт к покаянию и погружает в струях Иорданских, и всем говорит про какого-то нового пророка, который придёт вслед за ним и будет сильнее его и принесёт народу новое крещение».

С этим, а также другими раритетными изданиями, историческими трудами, церковными сочинениями, фото- и киноматериалами, посвящёнными духовному содержанию и особенностям празднования Крещения в разные времена можно познакомиться на портале Президентской библиотеки в коллекциях «История Русской православной церкви» и «Новый год и Рождество в России».

Праздник Крещения Господня имеет и другие названия. Это связано с чудесным знамением, произошедшим, когда Иисус Христос выходил из реки Иордан, описанном в Евангелии от Матфея, которое можно прочесть в читальном зале Президентской библиотеки. «Отверзлись над Ним небеса, Дух Святой сошёл на него в виде голубя и слышен был с неба голос Бога Отца: „Сей есть Сын Мой возлюбленный, в котором Мое благоволение. Его слушайте“ – читаем в издании «Жития всех святых, празднуемых православной греко-российской церковью» (1896). Крещение Господне называется: 1) Богоявлением, потому что в этот день явился Бог, во Святой Троице покланяемый: Бог Отец – в гласе, Сын Божий – во плоти и Дух Святый – в виде голубя, и ещё 2) Просвещением, или праздником Светов, так как Христос с этого дня явился светом, просвещающим мир».

«Для того чтобы уготованное людям милостию Божиею спасение было принято ими, Иисусу Христу надлежало явиться в мир, к людям, и сказать им о Самом Себе, о Своём посольстве от Бога Отца, надлежало поучить людей вере и доброму житию», – писал протоиерей Василий Никольский для учеников церковноприходских школ в книге «Двунадесятые праздники Православной церкви, или Цветник церковного сада» (1892). Автор подчеркивал: «До вступления в служение роду человеческому Иисусу Христу надлежало принять крещение; как безгрешному Ему не было нужды в крещении Самого Себя, но Он крестился в реке Иордан для того, чтобы положить начало нашему очищению от грехов… и своим прикосновением сообщить воде силу к очищению нашему».

Наши предки постигли это из слова Божия и пошли за тем, кто принёс им это слово, – за равноапостольным князем Владимиром, крестителем Руси: «Великий князь Владимир, по прибытии его из Корсуня в Киев, повелел, чтобы все люди, вельможи и рабы, бедные и богатые, шли креститься. Народ толпами входил в реку Днепр: большие стояли в воде по грудь, отцы и матери держали младенцев на руках; священники читали молитвы крещения…» – написано в многотомном труде этнографа  и археолога Александр Терещенко «Быт русского народа» (1848). Искусствовед и историк Иван Божерянов в популярной работе «Как праздновал и празднует народ русский Рождество Христово, Новый год, Крещение и Масленицу» (1895) рассказывал, что «в древности, по словам иностранцев, в день Богоявления стекался народ в Москву со всего государства, чтобы видеть освящение воды патриархом на Москве-реке… При появлении Царя народ, увидев его пресветлые очи, бил челом… Шествие открывал отряд стрельцов, от 400 до 600 человек, а также выборные из стремянного и других полков, по 200 от каждого. Все они в парадном платье по четыре в ряд. Одни несли золочённые винтовки, ложи которых были украшены перламутровыми раковинами, другие – золочённые копья… По погружении креста в воду, патриарх серебряным ведром черпал воду из Иордани и подавал келарю; потом он наполнял также государеву стопу, которую относили во дворец и здесь кропили святою водою иконы. Затем, трижды осенив Государя крестом, патриарх кропил его святою водою и поздравлял с торжеством».

После церковной реформы Петра Великого некоторые обряды были упразднены, но в целом на величии праздника, столь значимого для всех православных христиан, это мало отразилось. Помимо поста в Крещенский сочельник, приготовления так называемого сочива – блюда из разваренных и подслащённых зёрен пшеницы или другой крупы, службы и освящения воды, неотъемлемым атрибутом праздника для многих православных является погружение в воду, купание.

«После Литургии с святым крестом, святыми иконами, хоругвями священники, со своими прихожанами, идут на реку, где и совершается водоосвящение, с пением тропаря празднику… Трогательное торжество водоосвящения переносит мысль верующих к тому времени, когда И. Христос крестился в Иордане… поэтому и крестный ход на реку называется ходом на Иордан. Счастие велико наше, что Святая Церковь каждогодно поминает нам об Иорданском событии: во имя этого события освящаются воды и в наших речках. Крещенскою водою недаром окропляются не только люди, но и жилища наши, все службы и огороды: это делается для того, чтоб сатана, враг человеков, не смел приблизиться к человеку и его имуществу», – писал Василий Никольский.

Протоирей Иоанн Бухарев в книге «О праздниках православной церкви» (1874) также отмечал особые свойства крещенской воды: «Не портится она от времени, часто года два, три и более остаётся свежею и неповреждённою, как о том писал ещё св. Златоуст; приемлимая с верою, она служит к уврачеванию телесных болезней, погашению страстей, отогнанию злых духов и разорению всякого зла, направленного против нас со стороны диавола и злых людей».

Во времена царствования Екатерины Великой, по свидетельству историка, в Петербурге в праздник Крещения «от берега до построенной за Иорданью беседки по разостланному сукну и коврам стояли кавалергарды. Между их Её Величество в предшествии всего священного синклита проходить изволило. Войско стояло вокруг Иордани продолговатою фигурой. Всех в гвардии в строю было 8900 человек».

А вот как описывает освящение воды на Неве напротив Зимнего дворца в середине ХIX столетия Александр Терещенко: «Митрополит обыкновенно священнодействует. <…> Пышность и торжественное совершение поражают каждого. Императорский дом, окружённый первейшими государственными сановниками… в блестящих золотых мундирах – представляют глазам ослепительную картину величия. Тысячи людей стоят по обеим сторонам реки… Глубочайшая тишина господствует повсюду: одно духовное пение… Но коль скоро погрузится крест в воду, мгновенно раздаются громовые перекаты пушек с Петропавловской крепости. С шумом и радостным волнением бросается народ черпать Иорданскую воду, и все возвращаются домой с восторженным чувством небесной радости». «Древнее обыкновение бросаться в прорубь воды, – пишет автор ««Быта русского народа»», – давно здесь не известно, и живет оно в одном воспоминании». Хотя, по его словам, есть некие воспоминания иностранцев, приезжавших в Москву в XVI–XVII веках, о том, что царь и вельможи погружались в прорубь.

На портале Президентской библиотеки представлена электронная репродукция фотографии «Петербург. Адмиралтейская набережная» первого петербургского фотографа-пейзажиста Ивана Бианки. Один из самых ранних хроникальных кадров был сделан 6 (18) января 1854 года в праздник Богоявления во время ежегодной церемонии освящения воды в Неве. На дальнем плане находится Иордань – временный деревянный храм, устанавливаемый во время Крещения напротив Иорданского подъезда Зимнего дворца. Также, благодаря представленным на портале учреждения кадрам кинохроники «О праздновании Крещения Господнего, церемония крестного хода, освящение воды в г. Печоры в 1938 году», можно увидеть, как православные люди отмечали праздник много лет назад.